В 2007 году, занимаясь поисками городища "Ош-Панда", обратились в школу, где нам разрешили сфотографировать рукописную историю села.

История села Нижний Катмис

Баево (далёкое прошлое)

В 6-7 километрах выше устья речки Катмиски, на её левой стороне, в отдалении от других населённых пунктов и проезжих дорог находилась деревушка под названием Баево. Её жители умело использовали богатства природы. Ведь Баево находилось в окружении лесов и болот. Здесь были дичь, звери, благоприятные условия для скотоводства, но земля не могла удовлетворить потребности увеличивающегося населения. Это были мокша – ветвь мордовского населения. Они не зависели от помещика. Каково же было их занятие? Найденные местными жителями при распашке на месте Баева остатки костей животных говорят о том, что, главным образом, баевцы занимались скотоводством, земледелием (сеяли рожь, овёс, чечевицу, коноплю). Они охотились в лесах и болотах; возможно, собирали мёд диких пчёл, то есть, занимались ещё и бортничеством. Есть предположение, что баевцы вели торговлю со своими соседями, ездили в Городище. Ведь недалеко, через речку, проходила грунтовая дорога в сторону Городища, где проезжающих купцов иногда встречали разложившиеся, видимо, остатки одного из отрядов войска Степана Разина, расположившиеся в Ош-Панде, западнее Баева, в двух километрах от села Н.Катмис на северо-запад.

Ош-Панда

Каков же был состав населения Ош-Панды? Что же из себя представляла сама Ош-Панда?
На краю леса перед спуском к безымянной речке, по кронами могучих сосен и сейчас хранятся следы человеческой жизни, протекавшей несколько веков назад. Хотя время сгладило некоторые остатки городка, отчётливо на фоне плоскогорья выделяются три ряда глубокого рва, три ряда высокой насыпи с той стороны, где подходы к городку были уязвимы для нападения извне. С трёх сторон он окружён оврагами и берегом, которые сделаны отвесно, оставив на двух местах выезд.
Была устроена дорожка для спуска к водоёму и к роднику, который имеется в настоящее время у речки. К сожалению, остаётся неясным состав обитателе городка, сколько они жили здесь. Но одно понятно, что это были остатки отрядов крестьян-повстанцев XVII века. В центре укрепления имеются глубокие воронки, по сведениям стариков (Антонова С.Т., Девяткина С. и др.), это были места землянок жителей городища (так называются в истории укреплённые поселения древних людей). Найденный щит свидетельствует о ратном характере его жителей. Прочность укреплений, найденные школьниками многочисленные остатки кирпича, черепичной посуды, толстые слои золы и угля подтверждают то факт, что люди здесь жили не год и не два. Раз так, значит, они нуждались в пище и в одежде. Поэтому лучшие наездники, как вспоминают старожилы села, на быстроходных конях выезжали на дорогу, встречали купцов и караваны крестьян. Так Ош-Пандовцы добывали себе средства для жизни.
По сведениям старых жителей Н.Катмиса (почему так село называется, они не знают), действия воинственного отряда беспокоили баевцев.

Где же баевцы?

Случавшиеся засухи и истощение пложородия почвы, рост численности населения, гибель скота всё более затрудняли жизнь людей в Баеве. Опасность торговли с соседями и налёты конников Ош-Панды вынудили отдельных баевцев покинуть свои родные насиженные места. В поисках плодородных земель и более обеспеченной жизни баевцы стали оставлять свою родную, близкую, но разорявшуюся деревню
И, наконец, Баево опустело. Где же его жители?

Кузнецкий район. Село Баево.

По данным, переходившим из поколения в поколение, потомками баевцев являются жители Верхнего Катмиса и Водолея Пичелейского сельсовета, Сосновоборского района. А вслед за Водолеем, южнее его в 2,5 километрах, за болотистой долиной реки Катмиски поселились предки села Нижний Катмис (отдельные старожилы – С.Т.Антонов – предполагают, что село своё название получило от одноименного названия реки Катмиски).
Отдельные жители села общались с Ош-Пандой ещё в конце XIX века, за что они органами царской власти были сосланы в Сибирь, как, например, Киты (Китовы).
Точное время основания села пока не установлено, но имеются предположения, что Н.Катмису около 300 лет. Старики уверенно утверждают, что потомками баевцев считают себя жители не только таких мордовских сёл, как Н.Катмис, В.Катмис, Водолей, но и жители мордовского села Баево Николаевского района Ульяновской области.
При встрече с новобаевцами расспрашивали о жизни своих собратьев сёл Баева, Н.Катмиса, Водолея, утверждали, что их предки общие – баевцы.
В 1846 году для жителей нескольких мордовских сёл в Н.Катмисе возник один приход – была построена церковь, вокруг неё раскинулось кладбище. В 30-х годах XX века была раскопана одна могила мордовской девушки или женщины, так как на сохранившихся костях скелета и рядом лежали различные украшения, принадлежавшие к мордовской народности, и металлические монеты конца XVIII и XIX веков. Эти монеты уже говорят сами за себя, селу не менее 200 лет.
Следует подчеркнуть такой факт, что феодалам-помещикам не удалось покорить потомков баевцев. Они остались свободными землепашцами. В основном, хозяйство оставалось натуральным. Крестьяне мало что покупали, мало продавали. Они для себя выращивали рожь, горох, чечевицу, гречиху, коноплю, разводили коров, лошадей, овец, домашних кабанов, кур. Из ремёсел выделялось домашнее, ткацкое на ручном деревянном станке (ткали для себя из конопли холст, носили холщовые рубашки, штаны, портянки, вязали из шерсти рукавицы, носки, чулки, а некоторые ткали грубое сукно, кули, рогожи, делали обувь - лапти). Торговля была развита слабо. Продавали кули, коноплю, а покупали гвозди, топоры, подковы, другие вещи обихода их железа, посуду.
Землю обрабатывали деревянной сохой с железными наконечниками, деревянной бороной с железными зубцами.
Как мужчины, так и женщины носили исключительно национальный костюм.

Как пользовались землёй?

Так как феодально- крепостнические отношения не распространялись на крестьян Катмиса и Водолея, земля принадлежала сельской общине и делилась по едокам сроком на 12 лет, причём наделы определялись по мужским душам. Трудно было тому, у кого было больше женских душ. Они страдали от малоземелья. Трудно было и другим крестьянам, хотя они считались свободными. Свобода-то была неполная. Жители села, как и многочисленная часть черносотенных крестьян Российской империи, несли повинности перед государством. Они платили очень большой подоходный налог, Который взимался от каждой мужской души, даже будь это ребёнок.
Старожилы вспоминают, что жизнь сельчан вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции была скудной. Они с горечью вспоминают такие отрывки из жизни, в период которых производился сбор налогов. Платить не все могли, а сборщики были неумолимы. Недоимщиков жестоко наказывали: били плетьми, сажали под пол, продавали их вещи, как говорили, «с молотка», люди лишались своей последней надежды – посевов. Да и лошади не у всех были. Но как бы жизне ни была трудна, часть жителей села была более или менее обеспечена. Это и определило более мирный характер развития села. Его не задели крупные исторические события, происходившие в стране, как крестьянские войны, восстания или бунты. И после отмены крепостного права в 1861 году жизнь не изменилась. Для нашего поколения остаётся ещё неизвестным участие кого-либо из нашего села в Отечественной войне 1812 года и в первой русской революции 1905-1907 годов. Таких фактов наши старики не помнят. Но жизнь не стояла на месте. Общие процессы, проходившие среди крестьянства во второй половине XIX века и в начале XX века, охватили и Н-Катмисских крестьян.
Неумолимо шёл процесс расслоения крестьян: одни не преуспевали, разорялись и, постепенно выделяясь из общей массы собственников, составляли группу убогих крестьян – сельскую бедноту.
До Великого Октября в селе было около 250 крестьянских хозяйств. Из них 20% или 25% были безлошадными. Около 60% дворов имело по одной лошади, по одной корове и до 10 голов овец. 30 или 40 дворов имело по две лошади, по две коровы и побольше овец. Они составляли зажиточную часть крестьян села. И они сами вели своё хозяйство. Кроме общинного земельного надела они имели от 10 до 40 десятин собственного участка. ѕ зажиточных крестьян заимели по 40 десятин, но и они дробились, как Чапаевы. Братья разделились, получив по 10 десятин надела из личного участка земли. Состав бедноты, середняков и зажиточных крестьян не был постоянным. Он постоянно менялся. Работы на месте не хватало. Многие крестьяне уходили на заработки, в основном, на лесные работы.

А каков был культурный уровень села?

Как и во всей стране, несмотря на реакционную внутреннюю политику самодержавия и многочисленные пережитки феодализма, культура народа продолжал развиваться. Ещё до 1917 года в селе действовала трёхклассная церковно-приходская школа на 3 села. Контингент учащихся в ней был очень мал. Ежегодно оканчивало третий класс всего 10-12 человек, в том числе и юноши из Водолея не умели писать и читать.
По настоянию крестьян, волостное земское управление по разрешению уездного земства в Н.Катмисе открыло медицинский пункт, где работал один фельдшер, да к нему мало обращались, так как власти стремились держать инородцев в забитости невежества. В школе же все три класса учил один учитель. Зато в селе было два священника: дьякон и псаломщик.

Установление советской власти.

В 1917 году в нашей стране произошли исторические события, которые потрясли весь мир и изменили ход всемирного исторического развития, изменили жизнь народов, населяющих огромные пространства нашей Отчизны.
В начале года произошла Февральская буржуазная революция, передавшая власть рабочим и крестьянам, искры которой долетели до села Н.Катмис Городищенского уезда Пензенской губернии.
Учитель церковно-приходской школы, работавший уже до этих событий в Н.Катмисе (Сосков Дмитрий Дмитриевич), организовал учеников, снял портрет царя и публично сжёг на площади, затем с красными флагами, лозунгами и революционными песнями учащиеся под его руководством прошли по улицам села. Тепло и уважительно отзываются жители села о Д.Д.Соскове, проработавшем в местной школе до 1919 года (около 15 лет).
С помощью рабочих Сосновоборской суконной фабрики в 1918 года он создал в селе, по словам старого коммуниста С.Т.Антонова, коммунистическую партийную ячейку. Это совершилось уже после того, как отгремели залпы Великого Октября в 1917 году и возвестили на весь мир о начале новой эры – эры социалистической системы, эры освобождения угнетённых народов, эры крушения капиталистической системы.
Молодая и малочисленная партийная ячейка с первого же дня своего возникновения возглавила в конце 1918 года советскую власть на селе. Действиями коммунистической ячейки и установлением советской власти на селе была недовольна обуржуазившаяся часть крестьян – кулаки и их подголоски.
Советская власть в селе установилась без насилия, без расправы над классовым врагом, были отобраны собственные земли Щанкиных, Чапаевых, Щукиных и других кулаков.
При этом Сосков и партячейка совершили некоторые ошибки, которыми не замедлили воспользоваться кулаки во главе с попом Кевдиным, да и ячейка ослабла: многие коммунисты были в 1919 году мобилизованы на фронт.
15 февраля 1919 года началось избиение членов партии и сочувствующих им.
Д.Д.Сосков с коммунистом, членом первого сельского совета крестьянских депутатов Щанкиным Василием Никифоровичем, на лошади последнего сбежали в Литвино.
Утром следующего дня они вернулись с командой рабочих Литвиновской фабрики, порядок в селе был восстановлен. Часть мятежников была арестована, классовый враг укрощён. Так мы видим, что у нас, как и во всей стране, социалистической революцией и укреплением Советов руководил рабочий класс.
Укрепилось положение Советов в селе, был организован комитет бедноты (комбед), где решающая роль принадлежала тому же Соскову, который уехал по неизвестной причине в 1919 году из села, позже получал персональную пенсию, умер в Пензе.
В партийной ячейке числилось в это время 15 коммунистов.
Первым председателем Совета был Тишкин Андрей Васильевич (умер в селе). В состав Совета и комбедов вошли: Калганов Кузьма Васильевич, член партии с 1919 года, персональный пенсионер, активный борец за Советскую власть, который жил в Средней Азии (адрес потерян), двое братьев Лямкиных, которые были призваны в армию и не вернулись с фронтов гражданской войны, заместителем председателя комбедов был Баранов Фёдор (умер на стороне).
В 1919 году все коммунисты села были призваны в Красную Армию, и партячейка после выбытия из села её вожака Д.Д.Соскова распалась. Почти все коммунисты – участники гражданской войны – погибли. Вернулся с фронта Чапаев Константин Васильевич, служивший в ВЧК и флоте.
Непосредственно гражданская война село не тронула, но люди приняли в ней участие. Мятеж белочехов проходил по железной дороге, а банды Миронова прошли через Н.Липовку, Ёгу, Сыромяс, не совершив особого злодеяния. Село оказывало помощь Красной Армии и продуктами. Отобранный у кулаков хлеб (количество не установлено) был отправлен в фонд помощи защитникам молодой Советской социалистической республики, отстаивавшим завоевания Великого Октября.
В селе Н.Катмис можно встретить скромных пенсионеров, ветеранов гражданской войны и труда. Вот они: Казаков Алексей Фёдорович, Антонов Семён Тихонович (инвалид, умер в селе), Банников Илья Петрович, Горбунов Владимир Яковлевич, Макаров Иван Дмитриевич, Чапаев Василий Алексеевич, братья Пётр и Иван Алексеевичи Чапаевы, Пётр Чапаев (житель Катмиса, умер), Чапаев Константин Васильевич (против белополяков), Лямкин Алексей Игнатьевич, Лямкин Андрей Васильевич, который был комиссаром в одной из частей Красной Армии, в 1930 году умер на партийной работе. Он кончил Саратовский университет, уехал получить диплом и скончался. Был членом КПСС ещё до 1917 года. Подобно герою гражданской войны Н.Г.Маркину, А.В.Лямкин мало жил в селе Н.Катмис, жизнь его проходила в городах.
Согласно воспоминаниям С.Т.Антонова и других старожилов, на фронтах гражданской войны в защите республики Советов сражалось 68 человек из Н.Катмиса, большинство которых погибло.

Н.Катмис в годы социалистического строительства

После отмены продразвёрстки и установления продналога жизнь в селе стала развиваться более быстрыми темпами, больше стало продуктов, стали появляться промышленные изделия, один раз в год в селе проходили ярмарки. Но развитие сельских крестьян показывало, что вопрос о развитии сельского хозяйства ещё не разрешён. По всей стране недоставало продуктов для городов, армии, сырья для промышленности. Крестьянство постоянно выделяло из своей среды обогатившуюся часть, стремящуюся к полной свободе действий – сельскую буржуазию. Чтобы быть независимыми от кулаков, крестьяне села Н.Катмис стремились идти по пути, указанному В.И.Лениным. Он писал, что мелкому крестьянскому хозяйству из нужды не выйти, если он вместе с другими не объединит хозяйство.
Так в 1926 году у нас в селе была организована потребительская кооперация, её председателем избран товарищ С.Т.Антонов. Классовый враг в условиях социалистического развития находился в отчаянии, он, как раненый зверь, был готов наброситься на любой поступок.
В мае 1928 года был облит керосином дом Антоновых и сожжён, а затем, в ноябре того же года, он сам был ранен выстрелом из-за угла, совершённым по указке арендатора мельницы Шкаде, который вместе со своим сыном были осуждены на расстрел советским судом.
В 1930 году был организован в селе колхоз, но он распался.
В 1931 году окончательно формируется наш колхоз, который получил название – имя любимого Всесоюзного старосты М.И.Калинина (председателя ВЦИКа). Весной 1931 года на первую посевную вышло около 150 хозяйств. Первым вступил в колхоз и вышел на борозду товарищ Туртанов Пётр Васильевич, он был и агитатором (живёт в селе), Разуваткин Фрол (умер), Антонова Мария Степановна, была уже членом партии (ныне пенсионерка).
В колхозе было 4 бригады, которые имели по 23-50 лошадей. Инвентарь в колхозе был примитивный: сохи, одно- и двухлемешные конные плуги, деревянные бороны. Тракторов до 1936 года не было.
Но колхоз строился, развивался, боролся со своим классовым врагом. Кулаки и подкулачники не хотели уступить свои позиции трудовому крестьянству. Они поджигали колхозные постройки, дома активистов, как, например, Сатяевых, братьев Антоновых, Тимошкина, Казакова, Сураева (около 30 дворов).
К 1941 году вся посевная площадь, которой пользовались крестьяне села, находилась в распоряжении и в вечном пользовании колхоза. К этому времени животноводство колхоза было развито слабо: скота было не так много. В колхозе с 1936 по 1941 год работала тракторная бригада с МТС, где было 3 или 4 колёсных трактора. Основная работа выполнялась на тягловой силе (лошадях). Впервые сели на трактор Девяткин Семён, Щеголев Никифор Тимофеевич, Овчинников Семён, Овчинников Афанасий.
Общественных построек в артели было мало. Была конюшня у речки из брёвен старых построек. Довоенные постройки до настоящего времени не сохранились.

Культура села

В 1917 году в селе работала двухклассная начальная школа. До первой мировой войны и в период войны было построено под школу хорошее к своему времени здание, но оно в 1930 году сгорело.
Первыми учителями были знакомые нам Дмитрий Дмитриевич Сосков и его дочь Ольга Дмитриевна, которые, несмотря на большую семью (6 детей: Ольга, Леля, Толя, Серёжа и др.), проводили огромную работу по укреплению Советской власти и по организации культурной работы в селе.
После отъезда Сосковых в посёлок Литвиново (ныне Сосновоборск) до 1950 года работала в этой школе Одинокова.
Вскоре после революции 2хклассная школа была реорганизована в 4хклассную. Таким образом, была установлена преемственность обучения в начальной и в неполной средней школе. В 30-х годах преобладало трудовое обучение. В 1936 году Н-Катмисская начальная школа была реорганизована в семилетнюю, которая действовала до 1943 года, когда она вновь была реорганизована в начальную школу. Так было до 1951 года. Занимались в пустых домах на различных улицах села.
Советская власть принимала меры по ликвидации неграмотности в стране. Особенно много сделано среди русских народов, в том числе и в нашем селе. Партия и правительство готовили пролетарские кадры и направляли в деревню. И в Н.Катмис приехали парни и девушки, открыли пункты ликвидации безграмотности (ликбез) и в 1926-30 годах обучали взрослое население. Так среди мужчин до 40-летнего возраста неграмотность была ликвидирована, а до Великого Октября в селе грамотных было не более 10%. Это была действительно революция в области культуры.
Работал в селе медицинский пункт, где заведовал фельдшер Михаил Иванович.
Молодёжь стала посещать избу-читальню, а с 1930 года – клуб.
Появились книги, журналы, газеты в клубе и во многих домах крестьян. А в Камчаке Кевдин сконструировал детекторный радиоприёмник.
Так преображался облик села и людей.
При этом уместно ещё раз отметить титанический труд советских рабочих и гигантскую помощь русского народа, который из своей среды направлял в село лучших своих сынов и дочерей, давших свои знания в преобразование сознания людей, сплотивших народ вокруг партии и Советского правительства.